logo
 
?

игровые автоматы екатеринбург играть

В 2007 году в России был принят законопроект о полном запрете азартных игр.

Казино запретили, но они никуда не исчезли, они продолжают работать в закрытых коттеджах, в пустующих ночных клубах и много где еще, а тысячи людей, которые зарабатывают в этой сфере, остаются на полулегальных правах.

Несмотря на это, они все равно продолжают сдавать карты и крутить рулетки: пока обороты черного рынка азартных услуг измеряются в цифрах со множеством нулей, не зависимо от того, в какой валюте считать, будут и желающие откусить кусок от такого большого пирога.

Правда, после того, как в начале этого года вступил в силу закон, предусматривающий уголовную ответственность для всех работников подпольных казино, а не только для организаторов, желающих работать в этой сфере стало несколько меньше.

Как сейчас мрачно шутят сами работники казино, раздавать карты сейчас примерно так же рискованно, как продавать наркотики.

Нам представилась возможность лично узнать, что представляет собой подпольное казино в Екатеринбурге в начале 21-го века, и как сейчас выглядит сфера азартных игр спустя восемь лет после принятия эпохального 244-ФЗ.

В районе 10 вечера мы подъезжаем к малоприметному коттеджу одной из окраин Екатеринбурга.

Нас уже ждут, и на входе приходится сдать все, что хотя бы отдаленно напоминает диктофон или камеру: телефон, ключи от машины, часы — все тщательно проверяется, прежде чем быть возвращенным.

Телефон не дают включать на протяжении всего пребывания, хотя остальные присутствующие свободно общаются по своим телефонам.

Место, куда мы попали, можно назвать по-разному, но никак не «подпольное казино».

Больше всего это напоминает подпольный покерный клуб, в котором главный герой фильма «Карты, деньги, два ствола» проиграл полмиллиона фунтов стерлингов: небольшая гостиная на первом этаже, кажется, недостроенного коттеджа, один стол, всего около полутора десятков человек, которые явно между собой знакомы.

В основном, это молодые люди до 30 и их подруги, которые разговаривают в стороне.