logo
 
?

дай пять игровой автомат

) Наступая на облачка тополиного пуха, Даша шла по перрону Московского вокзала. Она издалека приметила Дашу в длинной цветной юбке.

Потревоженные пушинки кружились над асфальтом в веселом танце под неслышный напев ветерка. Тяжелая сумка в руке перекашивала стройную высокую фигуру.

Память услужливо нарисовала Митино лицо – круглое, простецкое с добрыми карими глазами, широкая бритая голова с двумя макушками. » Измученная жарой проводница поезда «Петербург-Самара» раздраженно отмахиваясь от пушинок, рассматривала спешащих на посадку пассажиров, гадая, кто из них попадет в ее вагон.

– «Был бы он сейчас рядом, не пришлось бы мне тащить эту тяжеленную сумку», – вздохнула она. Очень красивая республика, – затараторила попутчица. – А я в монастырь еду, – Люба поставила на стол чай в подстаканниках и достала пряники. – Молиться и трудничать, хотя молитвенница из меня плохая, – смущенно улыбнулась Даша. Кстати, как ты смотришь на то, если я к тебе в монастырь приеду?

Милое русское лицо с большими васильковыми глазами сразу вызывало симпатию. – До станции Канаш, – девушка с облегчением поставила сумку на перрон. До отхода поезда осталось несколько минут, уже никто не придет». – Люба – творческая личность, – заступилась Даша за попутчицу, – нам, пожалуйста, два чая. Дала бы человеку заработать, свободных мест в поезде полно. Если соберешься ехать по нашей ветке, звони, я тебя в плацкарт устрою. Даша вернулась с чаем и обнаружила, что Люба сменив джинсовый костюм на национальный чувашский сарафан, превратилась из подруги рокера в девушку с явным художественным уклоном.

«Моя пассажирка», – обрадовалась проводница, увидев, что девушка направляется к ней. – Канаш, да не наш, – пошутила проводница, мельком взглянув на билет, – заходи быстрее, в поезде хоть немного прохладнее, – и, не спросив паспорт, пропустила пассажирку в вагон. Она убрала под столик сумку с продуктами, достала из рюкзачка иконки и, поставив их у изголовья, принялась писать сообщение. Неожиданно за окном раздался грохот, и на перрон, подняв бурю из белого пуха, влетел мотоцикл. – Миром правит Любовь, – тихо сказала Даша, – можно я буду звать тебя Люба? Я когда тебя увидела, подумала, что ты наш брат – художник. У меня есть растворимый, – проводница, исподтишка рассматривая Дашу, доставала банки. – Одежда у тебя скромная, тапочки тряпочные, китайские, я такие на рынке племяшке покупала за сто рублей, – закончила осмотр проводница, – а едешь в купейном.

Водитель, затянутый в красно-черную кожу, резко затормозил у Дашиного вагона. – Кто вам позволил на мотоцикле на перрон заезжать? – Не арестуют, у него отец – большой начальник на вашем вокзале, – усмехнулась девушка, – держите билет. – Ладно, зови, как хочешь, – милостиво разрешила девушка и тут заметила иконки. – она без стеснения принялась рассматривать Дашу, – так и не скажешь – девушка как девушка. – Во-первых, не брат, а сестра, – улыбнулась Даша, – а во-вторых, не художник, а абитуриентка педагогического института. В плацкарте в два раза дешевле, и тоже с кондиционером, – женщине явно хотелось поговорить.

Его пассажирка – красивая девушка с длинными прямыми волосами, одетая в джинсовый, усеянный заклепками костюм, ловко соскочила на перрон, послала мотоциклисту воздушный поцелуй и, размахивая билетом, запрыгнула в тронувшийся поезд, чуть не уронив опешившую проводницу. – Привет, я Лю, – она зашла в Дашино купе и скинув на пол увесистый рюкзак. – В таком случае, лучше Ля, это хотя бы нота, – улыбнулась Даша, – ты, наверное, Любовь? – Значит ты будущая училка, – расхохоталась Люба, – слушай, сестричка, а мы с тобой действительно чем-то похожи.

– Меня Дарья зовут, – Даша с интересом взглянула на попутчицу, – а тебя как? Иди сюда, – она схватила Дашу за руку и подвела к зеркалу на двери.

– Смотри, у нас глаза одного цвета, и волосы русые, и носы курносые, только у меня скулы высокие, а у тебя широкие, и лицо у меня вытянутое, а у тебя круглое.

– Люба тоже зашуршала пакетами, – ты туда молиться едешь? – Ближе места не нашлось, – рассмеялась Люба, выложив на стол бутерброды и пирожки, – угощайся. Даша узнала, что ей тоже семнадцать лет, что водителя мотоцикла зовут Игорь, что они встречаются больше месяца, но планов в отношении него Люба не строит. Как только станет скучно, сразу ищу что-нибудь новенькое.

– У меня есть друг, Митя, – смутившись, ответила Даша.